10:26 

Vin
меркантильный полтергейтс
Вчера вспоминали занятную историю времен начала перестройки. Когда Юра, Вова и Дима, как и многие другие, никому не нужные инженеры, учителя и прочие врачи, решили поехать в Польшу торговать, для начала была проведена работа среди знающих людей. Выяснилось, что хорошо идут шарики для настольного тенниса и живые собаки.
В то время в Польшу можно удобнее было ехать из Москвы, где и были закуплены 10 000 (десять тысяч) теннисных шариков, 2 (два) щенка собаки, похожей на пуделя и некоторое количество водки, сверх дозволенного к провозу через границу.
Юра, Вова и Дима – ребята статные и крепкие, красивые сочной красотой метателей молота и толкателей ядра. Огромные же сумки с теннисными шариками по своими свойствам больше напоминали сумки с надутыми воздушными шарами для демонстраций и детских утренников. Поэтому с грузом парни намаялись. Удобнее было бы перевозить кирпичи в ящиках, чем шарики в сумках.
Но вот и Брест, а вот и граница. А вот и таможня. Прозвучала команда никому не казать носу из купе, и бравые таможенники двинулись по вагонам зарабатывать на колбасу к хлебу.
Дверь купе с грохотом отъехала в сторону, а в проеме появился румяный страж исторических и художественных ценностей, среди которых, как известно, числились телевизоры «Рубин» и лампы накаливания в больших количествах.
- Что везем? – плотоядно окинул взглядом занимающие все пространство купе огромные баулы таможенник.
- Шарики для тенниса, - ответил Дима.
- Настольного, - внес существенное дополнение Вова.
Юра, как самый молодой и недотягивающий до центнера целых восемь килограммов, промолчал.
- Да ну? – сыронизировал таможенник.
- Точно, - ответил Вова.
Юра и Дима гордо кивнули.
Таможенник почуял неладное и позвал напарника.
- Ну-ка открывайте сумки.
- А может не надо? Там точно шарики.
Юра и Дима снова кивнули.
- Надо, дорогой, надо, - облизнулся таможенник.
Дима обреченно потянулся к ближайшей брезентовой сумке а ля «мечта оккупанта». Из-под открытой «молнии» во все стороны под напором брызнули шарики. Таможенники выпучили глаза.
- А здесь что? – после минутного молчания спросил второй таможенник.
- То же самое.
Таможенники переглянулись и, недоверчиво прищурившись, велели открыть вторую сумку.
Уровень шариков в купе поднялся выше щиколоток, а таможенники замолчали минуты на две.
- А здесь – тоже? – наконец осторожно поинтересовался №2, с опаской тыча пальцем в третью сумку.
Юра, Дима и Вова обреченно кивнули.
- Открывайте!
- Вы что, издеваетесь? – поинтересовался №1, когда шарики попытались сквозь неплотно закрытую дверь струйкой вытечь в коридор, а Юра преградил путь убегающему добру черным дипломатом кожи молодого дермантина.
- Нет, - честно ответил Дима.
Юра и Вова грустно промолчали.
Таможенники постепенно входили в раж. Когда уровень шариков достиг коленей, а у двери была выстроена баррикада из одеял, укрепленных подручным средствами, таможенники вспотели и заметно приуныли. В закрытом купе было очень душно и слишком тесно для пятерых. Промежутки между телами равномерно заполняли шарики.
- Вы что, идиоты? – не выдержал наконец №1.
- Нет! – с достоинством ответил Юра.
- А зачем вам тогда столько шариков?
- Продадим и заработаем денег, - открыл тайну Дима.
- Вы, когда приедете на место, найдите хорошего психиатра. Это дорого, но вам нужно, - злобно пробормотал №2 и начал бороться с заклинившей дверью.
- А это что – тоже шарики? – мимоходом поинтересовался сдавшийся №1, тыча пальцем в небольшое лукошко.
- Собаки, - хором ответили Дима и Юра.
Вова сидел в углу и потерянно молчал.
- Какие еще собаки? – снова выпучил глаза №1.
- Маленькие, - не смог соврать Дима.
- Лохматые, - зачем-то уточнил Юра.
Вова не реагировал.
- Собак нельзя! – нашелся №2 после того, как были предъявлены мирно посапывающие в лукошке Дина и Дана.
- Но у нас есть справки!
Таможенники притихли и снова переглянулись, внезапно обнаружив себя в закрытом купе с тремя огромными идиотами со справками.
- Какие справки? – шепотом спросил №2.
- От бешенства и всего остального.
Таможенник затравленно покосился на дверь, понял, что не успеет, и обреченно попросил предъявить.
Из-под баррикады был отрыт дипломат, из которого появилась на свет стопка бумажек, свидетельствующих, что Дина и Дана привиты от всевозможных собачьих и человечьих болезней, а также не представляют никакой художественной либо исторической ценности для советского генофонда.
Пришедшие в себя за чтением справок таможенники взбеленились и заявили, что собаки дальше не поедут ни под каким соусом.
- Я их не оставлю, – заявил Юра.
- Значит, останешься вместе с ними!
- Ну и пусть! – в сердцах бросил Юра и начал собирать вещи.
Таможенники дождались, пока под шариками на ощупь были найдены документы и зубная щетка, и выпроводили расстроенного любителя животных на перрон.
После двух часов потерянного стояния на перроне под моросящим дождем, собаковод за две бутылки водки был тихонько впущен в вагон сжалившимся проводником.
В конце концов, шарики были собраны и утрамбованы в сумки, поезд тронулся, а Вова вычеркнул в блокноте третью бутылку водки, откупоренную в медицинских целях.
После того, как разлили по второй, раздался стук в дверь.
- Дзень добжий, панове. Проше пжедставиц документы.
Польский таможенник оказался не в пример вежливее и улыбчивее отечественных.
-Цо то е? – до боли знакомым жестом ткнул он в ближайший баул.
- Шарики за пинг-понг, - приветливо улыбнулся полиглот Дима.
Таможенник изобразил лицом удивление и непонимание, а потом попросил открыть сумку.
История развивалась по уже отработанной схеме. Когда уровень шариков поднялся до середины голени, а Вова снова впал в ступор, поляки сдались, так и не добравшись до собак, но намекнув на дороговизну услуг местных психиатров.
После того, как приехали в Варшаву, провели рекогносцировку, а Вова вычеркнул еще четыре бутылки водки, было решено работать в окрестностях Катовице.
В первый день было продано 12 шариков за пинг-понг.
- Если динамика продаж не изменится, нам сидеть здесь еще около трех лет – сказал Юра.
Вова вычеркнул еще бутылку водки.
На второй день улетело 5 шариков.
- Динамика продаж резко изменилась, - сказал Юра, - никто не спрашивал – сколько народу живет в этом городишке?
- Около двух с половиной тысяч, - мрачно ответил Дима и вычеркнул в Вовином блокноте еще бутылку.
Шарики потихоньку уходили, однажды со скидкой было продано 50 штук польскому коллеге, торгующему у входа в рынек. Собаки росли, уже отзывались на клички, а Дана иногда даже умудрялась выполнить команду «сидеть».
- У нас заканчивается еда и водка. Юра, ты завтра должен продать собак, - заявил Вова.
- Почему я? Самый маленький, да?
- Потому, что мы не сможем – нам их жалко.
- А мне не жалко? – спросил Юра и поцеловал Дину в мокрый нос.
- Мы уже решили - собак продаешь ты. И точка.
- Пес гатунковий, чиста раса, пьецдзесят тыщонц - сбивчиво бормотал на следующий день Юра, стоя рядом с продавцами хомячков, и стыдливо приоткрывал лукошко, предъявляя непонятливым полякам Дину и Дану, с трудом помещающихся уже в просторной ранее корзинке.
После обеда рядом появились двое юрких коллег, а через пять минут Юра обнаружил себя без собак и с двумястами долларами в кулаке.
Дома, подперев отяжелевшие головы кулаками, встречали сидящие перед пустой бутылкой Дима и Вова.
- Где наши маленькие друзья?
- Я принес деньги, - продемонстрировал рекордную выручку Юра.
- Ничего не хотим знать. Иди, верни деньги и принеси девочек обратно! Нам тяжело без них.
- А кому сейчас легко? Где я теперь найду этих собаководов?!
Распив последнюю бутылку, троица примирилась с потерей маленьких друзей и решила с утра паковать шарики.
На удивление, в Варшаве удалось за полдня спихнуть сумки с девятью тысячами тремястами шариками (плюс-минус сто) в три магазина и гуртовню, получив при этом неплохие деньги.
На рынке у соотечественников в дорогу были куплены две бутылки водки и палка сервелата, а в переходе центрального вокзала – упаковка «Хайнекена».
Через час, загрузившись в поезд и устроившись в купе, друзья начали строить планы по продаже в родном городе полутора тысяч наручных электронных часов из разноцветного пластика.
- По данным последней переписи в нашем городе живет около девятисот тысяч человек, - успокаивал всех Юра.
- Починим мой «Москвич» и в следующий раз поедем на машине. Мне сказали, что хорошо идут резиновые детские игрушки, - строил планы Дима.
- Вова отложил калькулятор и сообщил, что за выпитую водку можно было без проблем выручить на десять долларов больше, чем за шарики.

URL
Комментарии
2007-03-12 в 12:03 

Александра
))).

2013-01-07 в 22:55 

Link's
Линки на...
Сказ этот про предпринимателей много лет несу в народ, каждый раз радуя людей. Спасибо за незабвенные писания :)
Правда, про зверушек - ваще вне конкуренции :)

     

утро добрым не бывает

главная